?

Log in

No account? Create an account

Проснуться и думать!

Дмитрий Дробницкий

Как пользоваться архивом Terra America
main
dealetant_68
Сайт закрыт, но информация сохранилась. Вся.

Как вы знаете, проект Terra America был, увы, закрыт. Более того, закрыт был и интернет-сайт издания.

Однако несмотря на то, что архив издателем более не хранится, почитать статьи все-таки можно. В этом поможет общественный интернет-аорхив The Way Back Machine и Фуйсбук.

Заходим в Фуйсбук и идем на страницу проекта:
https://www.facebook.com/terraamerica

Выбираем статью по краткому описанию (скажем, статью про спонсора неоконов Шелдона Адельсона) и кликаем на нее. Естественно, вам скажут, что страница не найдена.

Не беда!

Из адресной строки копируем адрес страницы, которая не была найдена. Открываем новую вкладку или новое окно и в адресной строке пишем:
http://archive.org/web/

Открывается окно веб-архива:


В строку поиска веб-архива вставляем адрес страницы и жмем на Browse History.
Получим вот что:

Дальше жмем на последнюю дату, в которую веб-архив спас страницу Терры Америки. В данном случае - 18.09.2014.
Тут придется подождать несколько секунд. Но потом получам страницу:


Читаем!

Звезда иранского полумесяца
main
dealetant_68
Почему мягкая сила Ирана успешнее мягкой силы России?

Оригинал на http://izvestia.ru/news/584627 .

Жесткое вмешательство Саудовской Аравии в йеменский конфликт при одобрении Соединенных Штатов кажется нам в первую очередь вопиющим проявлением двойных стандартов.

Как только шиитская группировка Хути взяла штурмом столицу страны город Сана, конфликт сразу перестал быть внутренним делом Йемена. Свергнутый президент-суннит Мансур Хади прибывает в Саудовскую Аравию, и на головы хуситов сразу же обрушивается серия авиаударов королевских ВВС. Соединенные Штаты поддерживают военную операцию и даже делятся разведданными.

Иными словами, «мировое сообщество» признает право Саудовской Аравии наводить любыми методами порядок на сопредельных территориях, или, как говорят американцы, на своем заднем дворе. России в таком праве отказано, но не будем увлекаться изобличением двойных стандартов. В конце концов, двойные стандарты ― второе название политики.

Когда высшие должностные лица Саудовской Аравии утверждают, что Иран ведет на территории Йемена гибридную войну, они говорят правду. И что-то мне подсказывает, что наземная операция саудитов не окажется легкой прогулкой.

Однако зона интересов Тегерана расположена несколько севернее. Еще покойный король Саудовской Аравии Абдалла предостерегал США от сближения с Ираном и пугал их образованием «шиитского полумесяца от Персидского Залива до Средиземноморья». Если мы внимательно посмотрим на то, что происходит сейчас в Ираке и Сирии, то увидим, что опасения монарха имели под собой основания.

Под ударами ИГИЛ иракская армия, на создание которой Соединенные Штаты потратили миллиарды долларов, рассыпалась. «Исламское государство» (исповедующее радикальный суннизм) перешло на территорию раздираемой гражданской войной Сирии и вышло к границам Турции.

Кто же тогда отвоевал у ИГИЛ Киркук и кто сегодня штурмует Тикрит, стараясь выбить из него окопавшихся там боевиков?

Выступая перед комиссией сената, руководитель объединенного комитета командования штабов США Мартин Дэмпси был предельно откровенен: по меньшей мере две трети сил, задействованных в наступлении на Тикрит, ― это шиитские ополченцы, поддерживаемые Ираном. Другие эксперты дают более смелые оценки ― пять шестых.

Киркук взяли курды, что расположило к ним многих западных политиков. Но гораздо раньше Исламская Республика Иран стала смягчать свою политику по отношению к этому народу — как у себя в стране, так и за ее пределами. А несколько месяцев назад в американской прессе появилась утечка из армейской разведки, что современное вооружение курдам на севере Ирака поставляет Тегеран, чем и объясняется их успех в борьбе с «непобедимым» ИГИЛ.

На юго-западе Сирии, вблизи иорданской границы, шиитские подразделения теснят радикальных исламистов и так называемую Свободную Сирийскую Армию, последний осколок того, что в Америке принято называть «умеренной сирийской оппозиции». Цель операции ― выйти к Голанским высотам и отрезать противников Дамаска от поставок оружия из Иордании. Эти шиитские подразделения в основном представлены членами Хезболлы, чьи бойцы прошли серьезную подготовку под руководством инструкторов из гвардии Корпуса стражей исламской революции в Иране и Ливане.

Сам Иран сейчас деловито торгуется с США и другими участниками шестерки международных посредников по поводу своей ядерной программы. Среди недовольных американо-иранской разрядкой, помимо Израиля, оказалась и Саудовская Аравия. Вашингтон нашел для своего нефтеносного союзника миссию ― поучаствовать в международной коалиции по уничтожению ИГИЛ, а в качестве награды получить рычаги влияния на Ирак.

Саудиты вступать в серьезную схватку с опасным противником, тем более на земле, не стали, задействовав другой ресурс, имеющийся у них в избытке, ― деньги. Они начали финансировать суннитскую милицию в районах, которые были освобождены от боевиков ИГИЛ. Тегерану такое развитие событий, само собой, не понравилось. Еще бы! Они действительно видят Сирию и значительную часть Ирака своим ареалом влияния и всерьез готовятся к тому, чтобы шиитский полумесяц, свободный от санкций после соглашения с США, стал регионом экономического роста и торжеством исламского республиканского устройства.

А тут ― саудовские деньги покушаются на земли, которые политы кровью их братьев-шиитов! Ответ был мгновенным ― Хути переходят в наступление в Йемене, смещают просаудовского президента и грозят неприятностями на южных границах королевства.

Однако для нас сейчас интересны не столько комбинации в саудовско-иранских шахматах, сколько то невероятное влияние, которое Иран имеет на шиитов в регионе. Стоит им намекнуть, и «Хезболла» сражается в Сирии, Хути штурмуют Сану, а иракские братья немедленно формируют фронт против ИГИЛ. Да что там в регионе! В США успешно действует иранское лобби, представленное Национальным ирано-американским советом (NIAC), которому время от времени дают трибуну в ведущих изданиях, таких как Foreign Policy и Washington Post.

Иран находится под жестким санкционным прессингом, явно не располагает избыточными финансовыми ресурсами и, тем не менее, продолжает быть олицетворением шиитской цивилизации и центром глобальной шиитской сети. Арабам неспокойного ближневосточного региона и шиитам по всему миру наследник Персии представляется воплощением мечты: относительная демократия, довольно развитая экономика, стабильность, хорошее образование, правопорядок и ислам без перегибов.

И если спросить, почему ни США, ни Израиль не бьют по Ирану, а Вашингтон идет с ним на переговоры, то ответ прост: удар по Ирану ― это удар по всем шиитам мира. Шиизм ― это Иран. Именно так поставила себя Исламская Республика. А быть в плохих отношениях с целой ветвью ислама ― опасная игра.

Возникает законный вопрос: почему же Запад не заботит ссора с самой большой православной страной мира? Почему прихожанин РПЦ Петр Порошенко оказался врагом России? Иными словами, почему «наезд» на Россию не представляется православным всего света «наездом» на каждого из них? Почему русские православные эмигранты в США не образовали до сих пор Национальный русско-американский совет, сотрудники которого печатались бы, скажем, в Foreign Affairs и New York Times?

А ведь когда-то русское Православие было весомой «мягкой силой» Российской Империи. Что сломалось с тех пор? Пора бы выяснить, чтó. И починить.

Иранский пример показывает, что эти усилия сторицей оправдаются.


Как-то так...
main
dealetant_68

Ираномерика-2020
main
dealetant_68
Прогноз, который может сбыться...

Оригинал на портале Русская idea

После довольно неожиданной победы партии Ликуд на внеочередных выборах в Израиле, отношения между Бараком Обамой и Биньямином Нетаньяху испортились всерьез, настолько, насколько вообще могут испортиться отношения премьера Израиля и хозяина Овального Кабинета.

В последний день предвыборной кампании Нетаньяху в отчаянной ― и, как выяснилось, успешной ― попытке привлечь на избирательные участки ультра-правых израильтян заявил, что он до тех пор, пока он является премьер-министром страны, такого государства, как Палестина, не будет, и что строительство еврейских поселений на «новых территориях» будет продолжено. А за неделю до этого, несмотря на активное противодействие Белого Дома он выступил перед Конгрессом США, критикуя возможную сделку по ядерной программе Ирана и американо-иранское сближение в целом.

«Царь Биби», как иногда называют израильского премьера, получил вожделенную (он назвал ее «исторической») победу, но уже на следующий день получил строгую отповедь из Белого Дома. Барак Обама заявил, что он не доволен «тактикой и приемами» Нетаньяху в ходе предвыборной гонки. Высказывания израильского лидера были названы «разделяющими». Напомню, что в день голосования Биби в своем твиттере призвал евреев идти на выборы, потому что арабы, мол, валят на участки толпами.

Заметили в Вашингтоне и отказ Нетаньяху от концепции «двух государств», т.е. существования Израиля и Палестины, как двух независимых государств-соседей. В 2009 году израильский премьер публично подтвердил свою приверженность этой идее, однако в предвыборном запале отказался от нее, сославшись на «возросшую опасность исламского экстремизма на Ближнем Востоке».

И вот Белый Дом делает недвусмысленный намек, что готов занять более решительную позицию в отношении создания независимого Палестинского государства. Ранее США, какой бы риторикой это ни сопровождалось, всегда блокировали любые международные решения (тем более, резолюции ООН), способствующие появлению на карте государства Палестина. Теперь же игра может поменяться.

И это очень серьезная угроза для Нетаньяху и его сторонников.

Если на заседании Совбеза ООН США проголосуют за признание полноценного палестинского государства, вопрос, видимо, будет решен. Генассамблея ООН большинством голосов примет такое же решение, и либо Израилю придется стать де-юре государством-агрессором, либо сворачивать все «новые поселения», отказываться от блокады Газы и вообще серьезно потерять политическое влияние в регионе.

Разумеется, на руках у Нетаньяху останется такая карта, как «право Израиля защищать себя». Эта формулировка в Вашингтоне всегда означала, что Израиль может проводить военные операции на сопредельных территориях, если, по его мнению, на них укрываются террористы, угрожающие стране. Однако в ситуации, когда палестинская автономия грозит конвертироваться в государство Палестина с признаваемыми ООН границами, применение этого права значительно затрудняется.

То есть вчера Израиль был региональным гегемоном, который «только из вежливости» не наносил по своему усмотрению удары по Дамаску и Тегерану (независимо от того, хотел ли этого Нетаньяху в действительности или нет), а завтра может оказаться в положении, которое иначе, как унизительным, не назовешь.

Впрочем, не будем забывать, что это был взаимный обмен любезностями. Победа Нетаньяху на выборах была названа в американской прессе унизительной для Обамы, особенно после того, как «царь Биби» столь мастерски воспользовался американским Конгрессом для демонстрации своего влияния за океаном.

Обама играл против Нетаньяху на выборах, о чем еще в феврале сообщало влиятельное американское внешнеполитическое издание Foreign Policy. Однако, как выясняется, «унизительный проигрыш» Обамы и «историческая победа» Биби в результате привели к тому, что нынешний президент США развязал себе руки на Ближнем Востоке.

Как бы ни сопротивлялся пронизанный самыми разными лоббистскими интересами Конгресс, Обама может, угрожая окончательным решением палестинского вопроса (решение ООН можно опротестовать в каком-нибудь билле, но статус государства уже изменить будет нельзя), довести до конца «иранскую разрядку», подписав, наконец, пресловутую ядерную сделку и сняв с Ирана санкции. Даже если эта сделка не будет ратифицирована Конгрессом (как этого требуют сегодня республиканцы), она все равно «распечатает Иран», ведь в переговорах участвуют, помимо США и Исламской Республики, еще пять стран, так что санкции против Ирана перестанут быть международными.

Более того, «реабилитированный» Иран может расширить свое влияние в Ираке и Сирии, где сегодня свирепствует ИГИЛ, и только курды, Башар Асад и поддерживаемые Ираном шиитские ополченцы оказывают этой террористической группировке достойное сопротивление.

И если «иранская разрядка» все-таки будет осуществлена, а признание палестинского государства будет висеть над головой Нетаньяху подобно дамоклову мечу, Обама, как ни крути, оказывается в стратегическом выигрыше, а все американские политики, которые ставили на Биби и против иранской ядерной сделки (прежде всего, республиканские ястребы), окажутся в положении проигравших, что за два года до президентских выборов грозит им неприятностями.

Разумеется, это не вся ближневосточная игра. Если представить себе, что Исламское государство будет купировано силами курдов и шиитов при поддержке Тегерана, а Асад удержится у власти в Дамаске, то Обаме и левому крылу Демократической партии вне всяких сомнений припомнят такое переформатирование региона. Неоконсерваторы вновь активизируются. Израильское лобби тоже спать не будет.

И на этом фоне вполне вероятен выигрыш на выборах 2016 года довольно жесткого «ястреба».

Однако «запечатать» обратно Иран, во всяком случае, быстро, не удастся. Вводить новый постоянный воинский контингент на территорию Ирака будет вряд ли будет даже пламенный преемник Джона Маккейна, а военная операция против Асада (который будет к тому времени еще более плотно контролироваться тегеранскими покровителями) станет еще более опасной и потому бессмысленной.

Поэтому к 2020 году вполне может сложиться такая ближневосточная конфигурация, в которой США и Иран будут естественными союзниками, расходящимися в политических взглядах ― такими же, как были во времена Никсона США и Китай. В 1970-х был заложен фундамент так называемой «чаймерики». Не сложатся ли к 2020 году первые контуры «ираномерики»? И не станет ли в связи с этим избранный в 2016-м «ястреб» президентом одного срока?

Заметим напоследок, что Иран, как союзник, выгоднее США, чем сегодняшние монархии Залива даже по культурным основаниям: права человека в Иране очевидно защищены лучше, чем, скажем, в Саудовской Аравии, где женщинам лишь только предполагают дать право на управление автомобилем, а в Иране женщина ― активный член гражданского общества. И если вместо проблемного, истерзанного войнами региона мировое сообщество получит очередную точку быстрого экономического роста, то Корпус стражей исламской революции оно будет терпеть так же, как терпит руководящую роль китайской компартии в Поднебесной.

Остается всего один вопрос: хватит ли терпения, выдержки и настойчивости Бараку Обаме, чтобы довести дело до конца? Слишком часто за прошедшие шесть с лишним лет мы видели, что 44-й президент действовал чересчур эмоционально, упуская из виду главные приоритеты.

В поисках русской Большой стратегии
main
dealetant_68

Памяти Вадима Цымбурского.
В день его рождения выходит его сборник для тех,
кому его услышать нужно больше всего
Остров
Оригинал на http://izvestia.ru/news/583123 .

Уже больше года длится украинский кризис. В Донбассе всё еще льется кровь. Присоединенный Крым оказался, по сути дела, в блокаде. Отношения России и Запада находятся в самой холодной фазе за последние 25 лет.

Расчет на то, что зависимость Европы от российских энергоносителей и распахнутый настежь для западных корпораций потребительский рынок России удержит наших «партнеров» от введения серьезных санкций, оправдался лишь отчасти. Разворот на восток не стал панацеей, тем более панацеей быстродействующей.

А с введением так называемых контрсанкций и падением курса национальной валюты стало понятно, что «выпавший отечественным производителям шанс», по сути дела, был упущен еще до его анонсирования ― слишком мало предприятий оказались способными на реальное импортозамещение, слишком придавлены они административным и налоговым гнетом и слишком зависимы от зарубежных комплектующих, оборудования и сырья.

И покамест правительство, Центробанк и парламент не предъявили нам никакого особенного «креатива».

То же верно, увы, и в отношении политологии. Обвинений в адрес Вашингтона, Брюсселя и Киева мы слышим предостаточно. Однако степень полезности такой критики сомнительна, во всяком случае, тогда, когда война денег и нервов нам уже объявлена.

Президент в ходе 16-часового дипломатического марафона со своими европейскими визави добыл шанс на мир. Но что дальше? Через год? Два? Десять? Какова наша стратегия после того, как мечта о счастливой жизни в одной семье с «цивилизованными народами» растворилась, как дым? Уже одно то, что в топе новостей почти всех отечественных СМИ остается цена на нефть, говорит о том, что горький опыт нас пока ничему не научил.

Мы подошли к геополитическому и геоэкономическому кризису неподготовленными.

Часто можно слышать о внешнеполитических просчетах США. Однако, если внимательно присмотреться, то выяснится, что для самих Штатов все их авантюры имеют минимальный, тщательно просчитанный риск. А когда заокеанская сверхдержава делает блестящие ходы на глобальной арене, то за ними обнаруживается работа мощных мозговых центров, в которых люди мыслят на многие годы вперед.

Это целая индустрия, в которой создаются важнейшие компоненты успеха государства. А создателями выступают гуманитарии, мыслящие практически. И такими кадрами там разбрасываться не принято.

У нас же нет пока привычки замечать и привечать таких людей, тем более ― всерьез к ним прислушиваться и воздвигать на пьедестал, высотой сравнимый с тем, на котором находятся их американские коллеги, такие как Бжезинский, Киссинджер, Скоукрофт, Роберт Кейган, Ян Бреммер, Уолтер Рассел Мид ― всех не перечислишь.

Я недавно писал в «Известиях», что украинский кризис был бы более понятным и управляемым, если бы политики по обе стороны баррикад с должным вниманием отнеслись бы к трудам российского геополитика Вадима Цымбурского, в которых он предостерегал их от попыток «раскачать» или вовлечь в свою орбиту окружающие Россию после распада СССР так называемые «буферные» государства.

Нельзя сказать, что покойный Цымбурский ― фигура малоизвестная. Читающая публика вспомнит словосочетание «Остров Россия», которое моментально приходит на ум при упоминании имени его автора, как в известном психологическом тесте с ассоциациями. Уверен, что половина припомнивших об «островной концепции» приплетут к ней эпитеты вроде «маргинальная», «пресловутая» или на крайний случай «спорная».

И знаете что? Это не страшно. В свое время концепция Realpolitik, а особенно то, как ее понимали Никсон и Киссинджер, пойдя на разрядку с СССР и Китаем, тоже считалась маргинальной. Инерция мышления совершенно точно не является только русской национальной чертой.

Однако наши стратегические противники-партнеры с удовольствием читают даже тех мыслителей, чьи взгляды далеки от мейнстримных, ведь идей, способных вывести страну из кризисных ситуаций, бессмысленно ждать от выразителей некой общепринятой точки зрения. Точек зрения ― а если точнее, точек обзора ― там множество, поэтому политическое пространство становится объемным и понятным для минимально подготовленного читателя и поэтому же научно-популярные политические книги там становятся бестселлерами.

Нам эту культуру надо в себе воспитывать. Это точно пригодится. Как пригодилась бы теория Цымбурского о фазах противостояния Европы и России (при полной невозможности для России стать частью Европы) еще 10–15 лет назад, когда уже на фоне второй чеченской войны между Западом и нами пробежал первый, едва заметный, холодок. Знай мы, что мы находимся в описанной Цымбурским фазе сжатия нашего геополитического могущества, мы бы почти наверняка осознали, что самое время для России заняться внутренним обустройством, не слишком рассчитывая на западных партнеров, что по бизнесу, что по «мировому сообществу».

Труды Вадима Цымбурского, на мой взгляд, важны для нас еще и тем, что этот человек совершил настоящий профессиональный подвиг, преодолев в себе эмоции и ресентимент интеллигента 1990-х и выковав из себя гуманитария-практика, готового работать в своей стране в то время, которое на его долю выпало и считая его даже «удачным» для страны и своей деятельности. Такой гуманитарий может быть полезен обществу и власти.

Я далек от мысли, что труды Цымбурского станут бестселлерами завтра. Однако через годы ― определенно. И я очень рад, что усилия по публикации его трудов не прекращаются. Фонд ИСЭПИ выпустил очередной номер своих «Тетрадей по консерватизму», целиком посвященный творчеству этого замечательного геополитика. Выпустил как раз в день рождения Цымбурского, которому 17 февраля 2015 года исполнилось бы 58 лет. Редактором-составителем выступил заместитель главного редактора «Известий» Борис Межуев, который считает Цымбурского своим учителем и является автором книги о нем.

«Тетради» предназначены для распространения среди представителей власти и экспертного сообщества, однако они появляются и в открытом доступе для всех интересующихся.

А интересующимся, на мой взгляд, сегодня должен стать каждый образованный и читающий гражданин нашей страны. Скачайте на планшет, перебросьте на читалку, распечатайте, если так привычнее. Возьмите с собой в метро, на дачу, сядьте со сборником вечером на диван, отвлекшись от соцсетей и новостей, которые все сплошь сейчас тревожные, и читайте, думайте, спорьте, если хочется. Взгляните на происходящее сегодня под углом, который выбрал для себя Вадим Цымбурский. А хотите ― под углом критиков, чьи рецензии также в сборнике есть. А еще лучше ― и так, и эдак.

Это будет по-настоящему умное и полезное чтение, которое еще и доставит вам удовольствие.

Для меня лично открытие Цымбурского стало откровением ― в России есть свои Киссинджеры и Бреммеры. Появление данного сборника для меня знак того, что их стали замечать. И значит, большая стратегия возможна.


Переговоры о статусе лимитрофа
main
dealetant_68
Или как сложно даются геополитические истины...
gi-11027-50830-big
Оригинал на http://izvestia.ru/news/582813 .

Срочная встреча в Кремле Владимира Путина, Ангелы Меркель и Франсуа Олланда в ночь на минувшую субботу закончилась примерно так, как и ожидали осторожные оптимисты. Мир будет. Будет и определенная разрядка напряженности. Но когда все это будет ― пока не ясно.

Чрезвычайный характер дипломатического вояжа Меркель и Олланда объясняют по-разному: и неспособностью украинской армии одержать военную победу, и угрозой США поставить Киеву оружие, и неспокойной обстановкой в самом Евросоюзе.

Но есть и еще одно обстоятельство.

«Европейский выбор» граничащей с Россией бывшей советской республики и последовавший за ним конфликт, конечно, доставил и еще доставит массу неприятностей нашей стране. Однако вместо того, чтобы сплотить Европу и создать прецедент «счастливого исхода» из зоны российского влияния, этот «выбор» вызвал эрозию в самом Евросоюзе и стал причиной разрушения украинской государственности.

Украина при новой, прозападной, власти была призвана стать сияющей витриной «европейского выбора», а стала иллюстрацией к книге вредных советов.

Да и сама Европа утрачивала монолитность по мере эскалации конфликта. Победившая в Греции коалиция СИРИЗА заявляет, что санкции против нашей страны не поддерживает, Сербия и Венгрия не скрывают, что подчиняются им поневоле, а Николя Саркози в стремлении побороться в 2017 году за президентское кресло с Марин Ле Пен заявляет и вовсе «страшное»: мол, жителей Крыма нельзя винить за выбор в пользу России.

Не исключено, что многие европейские лидеры, несмотря на необходимость соблюдать хорошую мину при не то чтобы плохой, но явно вынужденной игре, сегодня не могут отделаться от мысли, что лучше бы они Украину не трогали.

Когда Виктория Нуланд раздавала печенюшки на майдане, а Ангела Меркель уже начала кастинг будущих проевропейских лидеров незалежной, дело казалось простым. Однако на деле был упущен из виду важнейший геополитический фактор.

В 1990-х годах ныне покойный философ Вадим Цымбурский сформулировал концепцию «Острова Россия» (я заранее прошу прощения за ее предельное упрощение), согласно которой Российской Федерации после распада СССР не следует пытаться снова вобрать в себя бывшие братские республики. Наоборот! «Лимитрофные» (пограничные, разграничивающие, буферные) государства вроде Украины, Белоруссии и Казахстана должны стать своего рода «карантинной зоной» между симпатизирующими друг другу, но покамест несовместимыми цивилизациями ― Россией и Европой.

Любая попытка ликвидировать такую «карантинную зону», согласно Цымбурскому, приведет к катастрофическим последствиям.

Так и случилось.

Вот только попытку ликвидировать буфер решила не Россия, а Запад. И сейчас бессмысленно подсчитывать, кто, как и в какой степени способствовал дальнейшему, мягко говоря, неприятному развитию событий. Факт состоит в том, что попытка поколебать нейтральный и внеблоковый статус лимитрофного государства привела к глобальным последствиям, которые многие обозреватели по всему миру уже успели окрестить новой холодной войной, которая, как и первая, пугает перспективой в любой момент перерасти в горячую.

Многие противники нынешней российской власти, в том числе и у нас в стране, увидели в таком противостоянии шанс на смену режима. По всей видимости, они вслед за протестовавшими на майдане год назад украинцами полагают, что в случае падения ненавистного им правителя страна (не важно, целиком или по частям) получит шанс на интеграцию в счастливое западное братство, а сами они смогут жить в европейской стране, не меняя географического места жительства.

Я бы посоветовал таким людям почаще читать западную прессу. Особенно я бы порекомендовал им статью украинца с американским гражданством, политолога и писателя Александра Мотыля (по-европейски ― Олександр Мотиль), опубликованную в журнале Foreign Affairs накануне турне Меркель и Олланда.

Автор задается вопросом, что будет с Россией после Путина? Что же будет с его первой родиной, Украиной? Русских и украинцев ждет счастье навек в европейской семье? Отнюдь!

Коллапс режима будет страшным, считает Мотыль, и поэтому «Запад должен поддерживать соседей России, особенно Беларусь, Казахстан и Украину. Когда русскую дамбу прорвет, только сильные и стабильные нерусские государства смогут сдержать потоп, заслоняя от него весь остальной мир».

Иными словами, никакого европейского счастья для русских и украинцев не предполагается. «Остров Россия» будет после смены режима разрушаться, а Украина должна сохранить свой статус лимитрофа, функция которого будет заключаться исключительно в том, чтобы обломками России, не дай Бог, не завалило золотой миллиард.

Заметим на полях, что и Белоруссия ― это уже не государство-изгой, руководимое «последним диктатором Европы», а важная составная часть «санитарной зоны».

Foreign Affairs― не просто влиятельное внешнеполитическое издание. Это журнал американского истеблишмента, и случайных публикаций в нем не бывает. Напечатанное на страницах этого журнала отражает интенции по меньшей мере значительной части глобальной элиты.

«Остров Россия» остается с нами, а мы остаемся с ним. И со всем, что нам не нравится в нынешнем положении дел в нашем отечестве, разбираться придется нам самим. Заграница может нам помочь только с тем, что не нравится ей. Забота о русских (равно как и украинцах) не входит в ее программу-максимум.

Тот факт, что Европа одумалась и решила восстановить украинский буфер, предприняв для этого беспрецедентные дипломатические усилия, ― знак того, что геополитический здравый смысл берет верх над фантазиями.

Хороший знак мы увидим, когда за европейским качеством жизни, высоким уровнем технологий, прозрачностью судебной системы и доверием к государственным институтам нам не нужно будет отправляться из России, через карантинную зону, на Запад. Когда экономическая и политическая сила нашего Острова станет такой, что факт существования лимитрофных государств будет для нас не столь уж и важен.


Патриарх v. Roe или фронт имени 22 января
main
dealetant_68
Случайно ли, что в 42-ю годовщину принятия Верховным Судом США решения в деле Роу против Уэйда по обе стороны океана парламентарии обсуждали изъятие абортов из покртия обязательной медицинской страховкой?
ри_роу
Оригинал на портале "Русская idea" .

22 января 1973 года Верховный Суд США большинством голосов (7 против 2) легализовал аборты на территории всех штатов США в ставшем знаковым деле Роу против Уэйда (Roe v. Wade).

Взвешивая право на приватность, с одной стороны, и общественные интересы, защищаемые властями штатов, с другой, суд постановил, что право на аборт (не по медицинским показаниям, а просто по желанию) является неотъемлемым конституционном правом женщины, ограничив, однако, это право началом третьего триместра беременности.

Желающие могут легко найти в интернете подробности этого громкого дела, к моменту своего попадания в Верховный Суд уже не имевшего никакого отношения ни к беременности Нормы Маккорви (выступавшей под псевдонимом Джейн Роу), ни к незадачливому техасскому прокурору Генри Уэйду, прославившемуся, помимо данного дела, поддержанием обвинения против убийцы Ли Харви Освальда Джека Руби.

Вердикт Суда расколол Америку и весь просвещенный мир. Тогда и появились движения pro-life и pro-choice. Именно с того времени вопрос об «убийстве нерожденного ребенка», по версии консерваторов, или «принятия решения женщиной в отношении своего тела», по версии либералов, стал важным социально-политическим вопросом.
Каждый год в этот день по всем Соединенным штатам проходят марши как противников абортов, так и сторонников права на их осуществление. Марши «за жизнь» и марши «за выбор» традиционно проходят и в столице. В этом году марш pro-life собрал сотни тысяч человек. Это был один из самых массовых мирных протестов консерваторов против абортов за последние годы, и это неслучайно.

В прошедшем 2014 году аборты начали оплачиваться из обязательного медицинского страхового полиса в рамках реформы Obamacare. А поскольку выплата страховых премий по «Закону о доступном здравоохранении» (Patient Protection and Affordable Care Act) теперь осуществляется с привлечением федеральных субсидий и средств работодателя застрахованного, получается, что налогоплательщики (в том числе, верующие, консервативные и просто настроенные pro-life) теперь «сбрасываются» на аборты, которые делаются по всей стране.
Республиканская партия, которая представляет, по большей части, консервативного избирателя, давно пытается вычеркнуть аборты из перечня медицинских услуг, которые оплачиваются по обязательной страховке или каким-либо иным способом из кармана налогоплательщика.

Еще в 1976 году была принята так называемая поправка Хайда, согласно которой федеральные средства не могут направляться на осуществление абортов, если только беременность не угрожает жизни матери. В последующие годы закон несколько раз уточнялся. В 1993 году он принял современный вид, будучи дополненным оговорками об изнасиловании и инцесте.

Однако поправка Хайда касается лишь средств, распределяемых через государственные агентства и министерства (в основном это затрагивает Medicaid), и с принятием Obamacare ее несложно обойти, поэтому с 2011 года Палата Представителей (в ноябре 2010 года республиканцы получили большинство в нижней палате Конгресса) каждый год голосует за законопроект, который запрещает использование любых государственных фондов из федерального бюджета на проведение абортов. Такие «ежегодные поправки Хайда» уже несколько лет становятся предметом бюджетного торга между партиями, но каждый раз инициатива консерваторов находила поддержку.

Такая «ежегодная поправка» весьма уязвима с юридической точки зрения, поскольку касается не пациента и не врача, а исключительно бюджета. И поэтому случаи прерывания беременности по субсидируемым страховкам все же имеют место.
И вот в 42-ю годовщину окончания дела Роу против Уэйда Палата Представителей одобрила новый законопроект, который прямо запрещает всем участникам цепочки (государственные фонды-штаты-страховые компании-пациент) использовать деньги, полученные за счет налогообложения, для умерщвления плода.

Подобная инициатива год назад провалилась, поскольку законопроект не имел никаких шансов пройти Сенат, контролировавшийся тогда демократами. Сегодня ситуация изменилась. После разгрома Демократической партии на выборах в ноябре 2014 года обе палаты Конгресса контролируются республиканцами, и поэтому поправка Хайда может стать полноценным законом.

Впрочем, если верить словам Барака Обамы, сказанным в послании Конгрессу за два дня до «юбилея», он вполне может и вето наложить…

* * *

В тот же день по другую сторону океана Патриарх Московский и всея Руси Кирилл впервые выступил перед Государственной Думой.

Он сказал много мудрых пастырских слов. Но примечательно, что именно в день американского «юбилея» он предложил исключить из медицинских услуг, покрываемых полисом обязательного медицинского страхования (ОМС), аборт.

Логика та же ― верующие, консервативные россияне вовсе не обязаны платить за тех, кто решил не по медицинским (или иным «извиняющим») показаниям, а по собственному выбору избавиться от нерожденного ребенка.

Далее. . .Collapse )

Либеральная мина перед консервативным Конгрессом
main
dealetant_68
Или быть Бараком Обамой - 3
sotu-2015
Оригинал на http://izvestia.ru/news/582053 .

В начале каждого года президент США обращается к конгрессу с речью о состоянии дел в стране (в Союзе, как записано в Конституции). Это одно из главных политических событий в Америке.

Во вторник в 21.00 по восточному времени (5 утра в среду по Москве) 44-й президент США Барак Обама обратился к конгрессу в шестой и предпоследний раз (в 2009 году он только вступил в должность и поэтому «отчитываться» ему пока было не за что). По сути дела, это было его последнее программное выступление, последний шанс хотя бы риторически застолбить свое политическое наследие и защитить свою программу действий. Следующее послание на 90% будет игрой на кандидата от Демократической партии на президентских выборах 2016 года.

К моменту президентского обращения атмосферу в Белом доме определяли как хорошие, так и плохие новости. На действующую администрацию играли прежде всего экономические показатели ― в 2014 году был зафиксирован по меньшей мере 5-процентный рост экономики, впервые с 2008 года заметно (почти на 6%) сократилась безработица, значительно упали цены на бензин, а следом и на электроэнергию.

Результаты не заставили себя ждать. Согласно совместному опросу ABC и The Washington Post, сегодня работу Обамы оценивают положительно (или в целом положительно) 50% граждан, что на 9% больше, чем осенью. В этих результатах усомнились как консерваторы, так и самое известное рейтинговое агентство Gallup, но факт остается фактом ― это Рождество американцы встретили с куда лучшим настроением, чем предыдущее.

Однако и негатива накопилось немало. Совсем недавно, в ноябре 2014 года, на так называемых промежуточных выборах в конгресс и местные органы власти партия президента потерпела одно из самых сокрушительных поражений с 1920-х годов. В половине штатов и губернаторские посты, и, как бы у нас сказали, местные заксобрания контролируются республиканцами, при этом 31 штатом из 50 (включая такие демократические крепости, как Массачусетс и Мэриленд) сегодня управляет губернатор-республиканец.

В обеих палатах конгресса большинство сегодня также за оппонентами действующей администрации. А демократы разделились на тех, кто в ходе выборов-2014 отстраивался от курса президента, дабы примкнуть при случае к линии Хиллари Клинтон, и на тех, кто придерживался леволиберального курса, который всё в большей мере олицетворяет собой сенатор Элизабет Уоррен.

Всё это было очень хорошо видно сегодня. Когда Обама говорил о ветеранах и борьбе с терроризмом, его поддерживал весь зал. Когда же он выдвигал спорные тезисы, слишком мало присутствующих приветствовали его слова бурными овациями стоя и слишком много людей в зале оставались сидеть, даже не удосужившись разок хлопнуть в ладоши.

При этом небольшая, но очень дисциплинированная группа конгрессменов внимательно следила за реакцией сенатора Уоррен, и когда она вставала и аплодировала Обаме, ее группа поддержки вскакивала и рукоплескала вслед за ней. И новоиспеченный лидер левых либералов не преминула показать свое влияние ― на некоторые высказывания президента она реагировала с запозданием, и только тогда вставала вместе с ней добрая половина демократов.

Во отличие от 2014 года Обама выступал не перед расколотым конгрессом, он выступал перед довольно монолитным и враждебным законодательным органом. Телекамеры раз за разом выхватывали лица республиканцев, раздосадованно, а иной раз и раздраженно мотающих головой. Пару раз микрофоны улавливали реплики с мест: «нет», «неправда», «откуда эти цифры» и т.д.

Международные дела также преподнесли Бараку Обаме пару неприятных сюрпризов прямо накануне мероприятия. Очередной раунд переговоров с Ираном завершился безрезультатно, а шиитские повстанцы в Йемене (с очевидными связями с «Аль-Каидой») взяли штурмом столицу страны, Сану. И это была серьезная проблема для Обамы, поскольку в предыдущем послании президент приводил именно пример Йемена для иллюстрации достижений в борьбе с исламским экстремизмом и терроризмом, а также говорил об успехах американской дипломатии.

Как же со всеми этими плюсами и минусами сработал Обама? Очень просто. Он игнорировал плохие новости и говорил о хороших. Ни слова о заставляющих задуматься результатах выборов в конгресс. Ни слова о Йемене и базе Гуантанамо, которую президент обещал закрыть 6 лет назад. И ни слова о продолжающей безнадежно буксовать реформе здравоохранения.

Зато Обама с помпой представил освобожденного из кубинской тюрьмы Алана Гросса, а также капитана Скота Келли, который вскоре отправится на годовую космическую вахту в рамках подготовки к полету на Марс.

Да что там Марс! Было объявлено, что войны и рецессия позади, Америка «перелистнула страницу», «тени прошлого рассеялись» и самое время заняться во внутренней политике претворением в жизнь той повестки, которую Обама огласил еще в 2008 году.

Однако теперь эта повестка получила новое, как бы у нас сказали, креативное название ― «экономика среднего класса». Название, впрочем, мало отражает ее содержание. По сути, это попытка укоренить в Соединенных Штатах хоть какие-то основы социального государства, которое за всю историю США так и не прижилось и которое трещит по швам в Европе. Обама призвал ввести новые налоги, повысить размер минимальной оплаты труда, обязать все компании оплачивать декретный отпуск и отпуск по уходу за ребенком, увеличить выплаты по больничным и даже ввести бесплатное начальное высшее образование (в так называемых community colleges).

Относиться к инициативам президента можно по-разному. Факт в том, что нет ни единого шанса претворить их жизнь ― республиканский конгресс не примет нужных Обаме законов и не пропустит бюджет, содержащий соответствующие затраты. Так что смелость заявленной программы компенсируется ее очевидной нереализуемостью.

Внешней политике 44-й президент — по сравнению с прошлым годом — уделил весьма немного времени. По Ирану ― попросил не вводить пока новых санкций, успехами кубинской разрядки похвастался и убеждал не мешать, про Ирак и Сирию заявил, что «американское лидерство, включая применение вооруженных сил, останавливает наступление ИГИЛ» ― как хотите, так и понимайте.

России же было посвящено всего несколько предложений, судя по всему, отражающих глубокие личные переживания президента.

«В прошлом году, ― вспоминал он, ― когда мы трудились в поте лица над санкциями, которые можно было бы ввести вместе с нашими союзниками, некоторые говорили, что агрессия мистера Путина была блестящим примером стратегии и силы. Да, да, некоторые так и говорили!.. Что ж, сегодня Америка сильна. Сегодня она едина со своими союзниками, а Россия изолирована, а ее экономика вся в лохмотьях».

Оставим эти слова на совести Обамы. В конце концов, с нашей экономикой нам разбираться самим.

Однако сказанное, на мой взгляд, очень точно характеризует его самого ― эмоционального и обидчивого выпускника Гарварда, которому уязвленное самолюбие подчас не дает взглянуть на вещи прагматически. Его президентство фактически подошло к концу.

Через 2 года в Белом доме будет новый человек, а до этого времени Обама будет по рукам и ногам связан конгрессом, который он в очередной раз умудрился сильно разозлить, произнеся слово «вето», по моим подсчетам, не меньше пяти раз.


Погосян вышел вон. Что дальше?
main
dealetant_68
ПогосянНовость несколько "лежалая", но ее почему-то именно сегодня опубликовали сразу несколько ведущих интернет-СМИ. Погосян наконец-то снят. Он оставлен в должности генконструктора ОАК, и понятно почему. Он лично до скорой пенсии будет отвечать за поставку в войска боеготовых ПАК ФА, а также СУшек в Индию. Я не знаю, что сможет сделать Слюсарь. Погосян оставил ему гражданский авиапром в состоянии, которое даже при Ельцине казалось антиутопией. В России производится один гражданский самолет, и он состоит минимум на 70% из импортных комплектующих - Суперджет. "Великий и ужасный" МС-21 (а там под 90% зашкаливало) так и остался в чертежах. Загублены как минимум два проекта, которые можно было бы сейчас противопоставить западному наезду (а то ведь и в Крым лоукостер аэрофлотовский пришлось свернуть): ТУ-204/214 и Ан-148/158, убиты все проекты собственной малой авиации, с двигателями ПС-90 (с разными литерами проблемы). Не сегодня-завтра проблемы могут возникнуть и в президентском летном отряде. Посмотрим, товарищ Слюсарь, внимательно ли Вы слушали послание верховного!

Русское. На американский манер...
main
dealetant_68
Или московские "чайники" и "левые" на фоне снегопада
333

Московское чайное:
Вот проехал трактор -
Прикопал машины.
Заплатил налоги?
Жди весны, мужчина!

И - справедливости ради - левое:
Выпал снег на улицы,
Встали все на трассах,
А вот при Зюганове
Не было б коллапсов!