Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

main

Звезда иранского полумесяца

Почему мягкая сила Ирана успешнее мягкой силы России?

Оригинал на http://izvestia.ru/news/584627 .

Жесткое вмешательство Саудовской Аравии в йеменский конфликт при одобрении Соединенных Штатов кажется нам в первую очередь вопиющим проявлением двойных стандартов.

Как только шиитская группировка Хути взяла штурмом столицу страны город Сана, конфликт сразу перестал быть внутренним делом Йемена. Свергнутый президент-суннит Мансур Хади прибывает в Саудовскую Аравию, и на головы хуситов сразу же обрушивается серия авиаударов королевских ВВС. Соединенные Штаты поддерживают военную операцию и даже делятся разведданными.

Иными словами, «мировое сообщество» признает право Саудовской Аравии наводить любыми методами порядок на сопредельных территориях, или, как говорят американцы, на своем заднем дворе. России в таком праве отказано, но не будем увлекаться изобличением двойных стандартов. В конце концов, двойные стандарты ― второе название политики.

Когда высшие должностные лица Саудовской Аравии утверждают, что Иран ведет на территории Йемена гибридную войну, они говорят правду. И что-то мне подсказывает, что наземная операция саудитов не окажется легкой прогулкой.

Однако зона интересов Тегерана расположена несколько севернее. Еще покойный король Саудовской Аравии Абдалла предостерегал США от сближения с Ираном и пугал их образованием «шиитского полумесяца от Персидского Залива до Средиземноморья». Если мы внимательно посмотрим на то, что происходит сейчас в Ираке и Сирии, то увидим, что опасения монарха имели под собой основания.

Под ударами ИГИЛ иракская армия, на создание которой Соединенные Штаты потратили миллиарды долларов, рассыпалась. «Исламское государство» (исповедующее радикальный суннизм) перешло на территорию раздираемой гражданской войной Сирии и вышло к границам Турции.

Кто же тогда отвоевал у ИГИЛ Киркук и кто сегодня штурмует Тикрит, стараясь выбить из него окопавшихся там боевиков?

Выступая перед комиссией сената, руководитель объединенного комитета командования штабов США Мартин Дэмпси был предельно откровенен: по меньшей мере две трети сил, задействованных в наступлении на Тикрит, ― это шиитские ополченцы, поддерживаемые Ираном. Другие эксперты дают более смелые оценки ― пять шестых.

Киркук взяли курды, что расположило к ним многих западных политиков. Но гораздо раньше Исламская Республика Иран стала смягчать свою политику по отношению к этому народу — как у себя в стране, так и за ее пределами. А несколько месяцев назад в американской прессе появилась утечка из армейской разведки, что современное вооружение курдам на севере Ирака поставляет Тегеран, чем и объясняется их успех в борьбе с «непобедимым» ИГИЛ.

На юго-западе Сирии, вблизи иорданской границы, шиитские подразделения теснят радикальных исламистов и так называемую Свободную Сирийскую Армию, последний осколок того, что в Америке принято называть «умеренной сирийской оппозиции». Цель операции ― выйти к Голанским высотам и отрезать противников Дамаска от поставок оружия из Иордании. Эти шиитские подразделения в основном представлены членами Хезболлы, чьи бойцы прошли серьезную подготовку под руководством инструкторов из гвардии Корпуса стражей исламской революции в Иране и Ливане.

Сам Иран сейчас деловито торгуется с США и другими участниками шестерки международных посредников по поводу своей ядерной программы. Среди недовольных американо-иранской разрядкой, помимо Израиля, оказалась и Саудовская Аравия. Вашингтон нашел для своего нефтеносного союзника миссию ― поучаствовать в международной коалиции по уничтожению ИГИЛ, а в качестве награды получить рычаги влияния на Ирак.

Саудиты вступать в серьезную схватку с опасным противником, тем более на земле, не стали, задействовав другой ресурс, имеющийся у них в избытке, ― деньги. Они начали финансировать суннитскую милицию в районах, которые были освобождены от боевиков ИГИЛ. Тегерану такое развитие событий, само собой, не понравилось. Еще бы! Они действительно видят Сирию и значительную часть Ирака своим ареалом влияния и всерьез готовятся к тому, чтобы шиитский полумесяц, свободный от санкций после соглашения с США, стал регионом экономического роста и торжеством исламского республиканского устройства.

А тут ― саудовские деньги покушаются на земли, которые политы кровью их братьев-шиитов! Ответ был мгновенным ― Хути переходят в наступление в Йемене, смещают просаудовского президента и грозят неприятностями на южных границах королевства.

Однако для нас сейчас интересны не столько комбинации в саудовско-иранских шахматах, сколько то невероятное влияние, которое Иран имеет на шиитов в регионе. Стоит им намекнуть, и «Хезболла» сражается в Сирии, Хути штурмуют Сану, а иракские братья немедленно формируют фронт против ИГИЛ. Да что там в регионе! В США успешно действует иранское лобби, представленное Национальным ирано-американским советом (NIAC), которому время от времени дают трибуну в ведущих изданиях, таких как Foreign Policy и Washington Post.

Иран находится под жестким санкционным прессингом, явно не располагает избыточными финансовыми ресурсами и, тем не менее, продолжает быть олицетворением шиитской цивилизации и центром глобальной шиитской сети. Арабам неспокойного ближневосточного региона и шиитам по всему миру наследник Персии представляется воплощением мечты: относительная демократия, довольно развитая экономика, стабильность, хорошее образование, правопорядок и ислам без перегибов.

И если спросить, почему ни США, ни Израиль не бьют по Ирану, а Вашингтон идет с ним на переговоры, то ответ прост: удар по Ирану ― это удар по всем шиитам мира. Шиизм ― это Иран. Именно так поставила себя Исламская Республика. А быть в плохих отношениях с целой ветвью ислама ― опасная игра.

Возникает законный вопрос: почему же Запад не заботит ссора с самой большой православной страной мира? Почему прихожанин РПЦ Петр Порошенко оказался врагом России? Иными словами, почему «наезд» на Россию не представляется православным всего света «наездом» на каждого из них? Почему русские православные эмигранты в США не образовали до сих пор Национальный русско-американский совет, сотрудники которого печатались бы, скажем, в Foreign Affairs и New York Times?

А ведь когда-то русское Православие было весомой «мягкой силой» Российской Империи. Что сломалось с тех пор? Пора бы выяснить, чтó. И починить.

Иранский пример показывает, что эти усилия сторицей оправдаются.

main

В поисках русской Большой стратегии

Памяти Вадима Цымбурского.
В день его рождения выходит его сборник для тех,
кому его услышать нужно больше всего
Остров
Оригинал на http://izvestia.ru/news/583123 .

Уже больше года длится украинский кризис. В Донбассе всё еще льется кровь. Присоединенный Крым оказался, по сути дела, в блокаде. Отношения России и Запада находятся в самой холодной фазе за последние 25 лет.

Расчет на то, что зависимость Европы от российских энергоносителей и распахнутый настежь для западных корпораций потребительский рынок России удержит наших «партнеров» от введения серьезных санкций, оправдался лишь отчасти. Разворот на восток не стал панацеей, тем более панацеей быстродействующей.

А с введением так называемых контрсанкций и падением курса национальной валюты стало понятно, что «выпавший отечественным производителям шанс», по сути дела, был упущен еще до его анонсирования ― слишком мало предприятий оказались способными на реальное импортозамещение, слишком придавлены они административным и налоговым гнетом и слишком зависимы от зарубежных комплектующих, оборудования и сырья.

И покамест правительство, Центробанк и парламент не предъявили нам никакого особенного «креатива».

То же верно, увы, и в отношении политологии. Обвинений в адрес Вашингтона, Брюсселя и Киева мы слышим предостаточно. Однако степень полезности такой критики сомнительна, во всяком случае, тогда, когда война денег и нервов нам уже объявлена.

Президент в ходе 16-часового дипломатического марафона со своими европейскими визави добыл шанс на мир. Но что дальше? Через год? Два? Десять? Какова наша стратегия после того, как мечта о счастливой жизни в одной семье с «цивилизованными народами» растворилась, как дым? Уже одно то, что в топе новостей почти всех отечественных СМИ остается цена на нефть, говорит о том, что горький опыт нас пока ничему не научил.

Мы подошли к геополитическому и геоэкономическому кризису неподготовленными.

Часто можно слышать о внешнеполитических просчетах США. Однако, если внимательно присмотреться, то выяснится, что для самих Штатов все их авантюры имеют минимальный, тщательно просчитанный риск. А когда заокеанская сверхдержава делает блестящие ходы на глобальной арене, то за ними обнаруживается работа мощных мозговых центров, в которых люди мыслят на многие годы вперед.

Это целая индустрия, в которой создаются важнейшие компоненты успеха государства. А создателями выступают гуманитарии, мыслящие практически. И такими кадрами там разбрасываться не принято.

У нас же нет пока привычки замечать и привечать таких людей, тем более ― всерьез к ним прислушиваться и воздвигать на пьедестал, высотой сравнимый с тем, на котором находятся их американские коллеги, такие как Бжезинский, Киссинджер, Скоукрофт, Роберт Кейган, Ян Бреммер, Уолтер Рассел Мид ― всех не перечислишь.

Я недавно писал в «Известиях», что украинский кризис был бы более понятным и управляемым, если бы политики по обе стороны баррикад с должным вниманием отнеслись бы к трудам российского геополитика Вадима Цымбурского, в которых он предостерегал их от попыток «раскачать» или вовлечь в свою орбиту окружающие Россию после распада СССР так называемые «буферные» государства.

Нельзя сказать, что покойный Цымбурский ― фигура малоизвестная. Читающая публика вспомнит словосочетание «Остров Россия», которое моментально приходит на ум при упоминании имени его автора, как в известном психологическом тесте с ассоциациями. Уверен, что половина припомнивших об «островной концепции» приплетут к ней эпитеты вроде «маргинальная», «пресловутая» или на крайний случай «спорная».

И знаете что? Это не страшно. В свое время концепция Realpolitik, а особенно то, как ее понимали Никсон и Киссинджер, пойдя на разрядку с СССР и Китаем, тоже считалась маргинальной. Инерция мышления совершенно точно не является только русской национальной чертой.

Однако наши стратегические противники-партнеры с удовольствием читают даже тех мыслителей, чьи взгляды далеки от мейнстримных, ведь идей, способных вывести страну из кризисных ситуаций, бессмысленно ждать от выразителей некой общепринятой точки зрения. Точек зрения ― а если точнее, точек обзора ― там множество, поэтому политическое пространство становится объемным и понятным для минимально подготовленного читателя и поэтому же научно-популярные политические книги там становятся бестселлерами.

Нам эту культуру надо в себе воспитывать. Это точно пригодится. Как пригодилась бы теория Цымбурского о фазах противостояния Европы и России (при полной невозможности для России стать частью Европы) еще 10–15 лет назад, когда уже на фоне второй чеченской войны между Западом и нами пробежал первый, едва заметный, холодок. Знай мы, что мы находимся в описанной Цымбурским фазе сжатия нашего геополитического могущества, мы бы почти наверняка осознали, что самое время для России заняться внутренним обустройством, не слишком рассчитывая на западных партнеров, что по бизнесу, что по «мировому сообществу».

Труды Вадима Цымбурского, на мой взгляд, важны для нас еще и тем, что этот человек совершил настоящий профессиональный подвиг, преодолев в себе эмоции и ресентимент интеллигента 1990-х и выковав из себя гуманитария-практика, готового работать в своей стране в то время, которое на его долю выпало и считая его даже «удачным» для страны и своей деятельности. Такой гуманитарий может быть полезен обществу и власти.

Я далек от мысли, что труды Цымбурского станут бестселлерами завтра. Однако через годы ― определенно. И я очень рад, что усилия по публикации его трудов не прекращаются. Фонд ИСЭПИ выпустил очередной номер своих «Тетрадей по консерватизму», целиком посвященный творчеству этого замечательного геополитика. Выпустил как раз в день рождения Цымбурского, которому 17 февраля 2015 года исполнилось бы 58 лет. Редактором-составителем выступил заместитель главного редактора «Известий» Борис Межуев, который считает Цымбурского своим учителем и является автором книги о нем.

«Тетради» предназначены для распространения среди представителей власти и экспертного сообщества, однако они появляются и в открытом доступе для всех интересующихся.

А интересующимся, на мой взгляд, сегодня должен стать каждый образованный и читающий гражданин нашей страны. Скачайте на планшет, перебросьте на читалку, распечатайте, если так привычнее. Возьмите с собой в метро, на дачу, сядьте со сборником вечером на диван, отвлекшись от соцсетей и новостей, которые все сплошь сейчас тревожные, и читайте, думайте, спорьте, если хочется. Взгляните на происходящее сегодня под углом, который выбрал для себя Вадим Цымбурский. А хотите ― под углом критиков, чьи рецензии также в сборнике есть. А еще лучше ― и так, и эдак.

Это будет по-настоящему умное и полезное чтение, которое еще и доставит вам удовольствие.

Для меня лично открытие Цымбурского стало откровением ― в России есть свои Киссинджеры и Бреммеры. Появление данного сборника для меня знак того, что их стали замечать. И значит, большая стратегия возможна.

main

Папа, Третья Мировая и новый мировой порядок

Почему Франциск I заявил о начале Третьей мировой войны?
Pope_Peres
Оригинал на http://izvestia.ru/news/576757 .

Слова папы римского Франциска о том, что «ползучая Третья мировая война» уже началась, сказанные в минувшую субботу в Фольяно-Редипулья, наделали немало шума.

Возможно, слова эти были навеяны местом ― именно здесь, в северной Италии, воевал его дед, который чудом выжил в кровопролитных сражениях Первой мировой, разразившейся столетие назад. И всё же непонятно, откуда столь страшный диагноз ― Третья мировая война?

Справедливости ради стоит отметить, что 2014 год принес особенно много крови ― в Сирии, Ираке, на Украине и в Газе. Однако эксперты всё же больше говорили о новой холодной войне, нежели о «горячей», а папа недвусмысленно дал понять, что все конфликты этого года напоминают ему те разрозненные локальные войны, которые все первые 14 лет XX века вспыхивали и затихали, пока не подожгли пожар мирового сражения.

Постараемся разобраться, так ли отличаются события последнего времени от всего того, что происходило в послевоенные 69 лет?

Кое-что и правда «пошло не так».

Во-первых, мир как будто забыл о миротворчестве. Не было даже попыток ввести «голубые каски» на Ближний Восток или на Донбасс, а Объединенные нации и их Совбез превратились в арену геополитических споров, победителей в которых не бывает.

Во-вторых, за 2014 год оказались стерты границы по меньшей мере трех государств ― Украины, Ирака и Сирии. Возможно, мы станем свидетелями и четвертого изменения мировой карты, если шотландский референдум окончится победой сецессионистских сил.

Всё было бы ничего, если бы все эти процессы можно было (хотя бы теоретически ― под эгидой той же ООН) завершить размежеванием одних государств и слиянием других, так чтобы все они вместе продолжали бы участвовать в глобальной экономике и культурном обмене, а в остальном — жили той жизнью, которую сами для себя выбрали.

Но «Исламское государство» (ИГ) объявляет войну неверным и стремится создать обширный халифат, простирающийся аж до Средиземного моря, Россия не может мириться с «украинским выбором», а Соединенные Штаты с упорством, достойным лучшего применения, навязывают свои ценности там, где их столь же упорно не приемлют.

Границы стран уже не являются чем-то священным, защищенным всеобщим пониманием легитимности и тем более справедливости. Культурные и религиозные различия внутри границ и, наоборот, родство людей не только по разные их стороны, но и в разных полушариях ― вот что не дало состояться «концу истории». На эту тему есть множество авторитетных исследований.

Я сошлюсь на труд профессора Лондонского университета Джеффри Хэйнса, который в прошлом году на вполне научной основе подписал «смертный приговор» ООН, доказав, что конец холодной войны породил «всепланетную дискуссию о ценностях и режимах, что, одновременно с культурной и экономической глобализацией, открыло дверь различным организациям, основанным на вере ― от религиозных благотворительных комитетов и лобби до наднациональных формирований».

Какое-то время ООН стремилась инкорпорировать такие формирования и лобби в свою структуру, создавая различные комиссии и группы, однако сам формат организации не позволял эффективно совмещать «старые нации» и «новые реалии». В результате — комиссий и групп стало слишком много, при этом никакого влияния на принятие решений Совбезом или Генассамблеей они не оказывают.

Например, до сих пор существующая Организация исламского сотрудничества имеет гораздо меньше влияния, чем Лига арабских государств, и добилась она куда меньших успехов за десятилетия, чем ИГ за полгода. Да и светский язык Объединенных наций всё меньше подходит для общения между людьми разных культур.

Так, мусульмане не раз и не два пытались протащить через ООН резолюцию, приравнивающую оскорбление религии к преступлению против человечности. По понятным причинам Запад блокировал эту инициативу. В 2012 году Обама даже выступил с отдельной речью перед Генассамблеей, защищая право на диффамацию. Понимания это не встретило, но решение было принято прозападное.

Вот поэтому ООН и не может ничего поделать ни с «Исламским государством», ни с другими вызовами лихого 2014-го. В растерянности находится и мировой гегемон, сам давно уже подменивший в своей риторике Объединенные нации на «международное сообщество», в которое теперь входят лишь «культурно близкие» центры силы.

И вот 4 сентября, незадолго до папской речи в Италии, Франциск получает неожиданное предложение от экс-президента Израиля, лауреата Нобелевской премии мира Шимона Переса. Понтифику предлагается ни много ни мало возглавить процесс создания всемирной организации нового типа ― «ООН религий».

Аргументация Переса проста: нынешняя ООН не справляется с войнами, которые в основном ведутся из-за религиозных и культурных расхождений. А вот если собрать авторитетный орган, представляющий все (или наиболее влиятельные) религии мира, то противодействие «убийствам, совершаемым именем Бога», было бы куда эффективнее.

Предложение Переса было встречено Ватиканом, разумеется, с осторожностью, но с большим вниманием. И это неслучайно, ведь, судя по всему, ИГ беспокоит папу ничуть не меньше, чем Обаму. Всего за день до встречи с Пересом понтифик выступил с обращением, в котором «осажденные» христиане Ирака были названы «сердцем Церкви». И сердце это он пообещал защитить.

Но как? Как говорил товарищ Сталин, «сколько у него дивизий»? Вряд ли Франциск всерьез рассчитывает на так называемую международную коалицию против ИГ, о создании которой на днях отрапортовал госсекретарь США Джон Керри.

А вот «ООН религий», если она будет тем, о чем говорил Перес, помочь вполне может и не только в борьбе с террористами ИГ.

Однако столь масштабное переформатирование мирового порядка возможно лишь перед лицом действительно страшной опасности, и Третья мировая вполне подходит на эту роль.

Так не является ли итальянская речь Франциска первым знаком того, что он готов сказать да новой глобальной инициативе?

Впереди у папы два важных события.

Он выступит перед Европарламентом и посетит Турцию, мусульманскую страну, находящуюся на границе ИГ, где, ко всему прочему, встретится с патриархом Константинопольским Варфоломеем.

Я бы внимательно прислушался к тем речам, которые будут произноситься в Страсбурге и Стамбуле. Возможно, мир и правда вот-вот неузнаваемо изменится.

main

Мысли магистра Йода

#Yodathoughts. Выпуск 2.
Yodo_02small
Сегодня говорил с очень уважаемым и успешным деловым человеком. Российским. Он говорил мне, что санкции (если их всерьез введут) не сработают. "Завезем через Китай," - говорит. Будучи человеком умным, он признал, что "будет тяжело", но "они этот рынок не бросят". Что же, а я спросил: "А импортозамещение? Ведь самое время!" Первая реакция (нет, потом был вполне подробный разговор, но!): "А зачем?". И поэтому.
Решил продолжить серию #yodathoughts и сделать ее постоянной.

Сегодня - вторая мысль, которой со мной поделился магистр.
main

Рэнд Пол отвечает Владимиру Путину

Оригинал взят у magic_garlic в Рэнд Пол отвечает Владимиру Путину

От редакции Terra America: Статья Владимира Путина в газете The New YorkTimes вызвала вполне ожидаемый резонанс в США и мире. То, что российский лидер «прочел лекцию» американцам о международном праве и Боге, создавшем нас равными, не могло не вызвать раздражения у политиков, экспертов и представителей СМИ. Наш «давний друг» Джон Маккейн немедленно заявил о желании обратиться к россиянам в газете «Правда», видимо, считая ее по-прежнему главной газетой страны. Так или иначе, портал Pravda.ru предоставил американскому конгрессмену такую возможность.

Широкая читательская аудитория так до сих пор и считает ответ Маккейна единственным ответом на обращение Путина. И это, кстати, выглядит довольно странно, учитывая, что колонка Маккейна на Pravda.ru вовсе и не является ответом на статью российского президента. Автор просто критикует российскую власть и говорит о демократических свободах, убеждая читателя, что он этих свобод лишен.

Но Маккейн, разумеется, не единственный, кто спорил с Владимиром Путиным по существу статьи последнего. Американских граждан и американский истеблишмент многое задело в обращении российского лидера. Пожалуй, более всего – тема веры в американскую исключительность, которую, напомним, президент России назвал в своей статье весьма опасным заблуждением. Наиболее откровенной и одновременно интересной нам показалась позиция правого пацифиста Рэнда Пола, сенатора от штата Кентукки, опубликованная в журнале Time. Еще больший интерес ей придает то, что сегодня Пол становится одним из неформальных лидеров Республиканской партии.

Сегодня мы публикуем перевод данной статьи, обращенной лично к Президенту России.


Президент Путин, Америка, действительно, исключительна - Terra America
main

Есть, сэр!

Как пацифист Джон Керри стал главным ястребом Обамы?
kerry
Оригинал на портале Terra America.

Под конец открытых слушаний на комиссии Сената по международным отношениям, состоявшихся 3 сентября в Вашингтоне, Джона Керри пытал – что было вполне ожидаемо – сенатор Рэнд Пол:

- Господин госсекретарь, Конституция и Отцы-основатели совершенно недвусмысленно требуют утверждения любых военных действий Конгрессом. Никто никогда не говорил о большой войне или маленькой и «ограниченной войне». Вступят ботинки на чужую землю, не вступят[1]… О войне, и точка. Запустить корабельную ракету по другой стране – это война или нет? И почему Вы все время говорите, что Президент имеет право на военную операцию без одобрения Конгресса? То есть, если мы проголосуем против, Вы что будете делать? Мы здесь зачем? Вы смеетесь над нами?

- Сенатор, – отвечал Керри, ослабив узел галстука и выпив воды, – мы здесь не для того, чтобы просить о войне или объявлении войны. Мы говорим об ограниченной и направленной акции. Это не война в классическом смысле. Президент имеет на это право, как я уже говорил… Некоторые президенты шли за разрешением на такую акцию в Конгресс, некоторые нет. Этот президент пришел к вам. Вы разве не понимаете, что такое реальная война, когда жизни наших солдат подвергаются угрозе? Я не знаю, может быть, генерал Дэмпси хочет что-нибудь добавить на сей счет?

- Нет, господин госсекретарь, – отозвался Мартин Дэмпси, председатель Объединенного комитета начальников штабов США. – Но спасибо, что предложили.


Смех в зале. Керри продолжил отдуваться в одиночестве…

* * *

Удивительное дело. Керри продолжает и продолжает повторять по кругу одни те же формулировки, а когда выходит за них, то обязательно оговаривается (или проговаривается – т кто знает?). Куда делись его дипломатические и ораторские таланты (последние теперь проявляются лишь в безупречном интонировании произносимых фраз)? Почему он практически не смотрел в зал во время пламенной речи в пятницу 30 августа, когда призывал к немедленному военному вмешательству в Сирии, и все время прятал глаза от камер, когда давал интервью в воскресенье 1 сентября, называя решение Обамы отложить удары по Сирии и вынести их на обсуждение Конгресса «мужественным»?

Позже на слушаниях комиссии Сената он минимум трижды повторил эти слова: «мужественное решение» и вообще, отвечая на вопросы конгрессменов, старался не отходить от тех формулировок, что прозвучали и в речи в пятницу, и в интервью пяти телеканалам в воскресенье.

Не похоже на Керри. Во всяком случае, его совсем иначе характеризуют все, с кем он вел переговоры и рабочие встречи. Не краснобай, но и не тот человек, который будет лезть за словом в карман. Умеет быть убедительным и учитывать характер аудитории. Тогда почему он выглядит столь странно именно сейчас?

Строго говоря, это вообще удивительно, что госсекретарь, человек, занимающийся в исполнительной власти вопросами международных взаимоотношений, лоббирует военное решение, а не продолжение дипломатических усилий. Вдвойне странно, что в основном Керри сегодня это делает на внутренний американский «рынок», а, скажем, не в ООН или на переговорах с китайскими и российскими визави.

Collapse )
main

Джедаи демократии или ситхи либерализма?

Почему Чайная партия, консерватизм, классический либерализм и либертарианство - не одно и то же
Drobnitski_pic
Оригинал на портале TERRA AMERICA


Человек не свободен, если только правительство не ограничено
(Рональд Рейган, 40-й Президент США)



Только ситхи все возводят в абсолют
(Оби-ван Кеноби, «Звездные войны», учитель Дарта Вейдера,
известного ранее под именем Энакина Сайуокера)

С момента вступления в должность Барака Обамы правая мобилизация в США пошла практически теми же темпами, как и тогда, когда только-только пал Никсон. Одновременно с этим одним из самых популярных слов политического языка стало «либертарианство» или «либертарианец». Чуть позже термины «Чайная партия» и «чайный бунт» буквально заполонили газеты, интернет-издания и телевизионные политические программы. При этом, поскольку одной из самых популярных фигур «чайников» (и либертарианцев тоже) был ныне ушедший на пенсию член Палаты Представителей Рон Пол, то путаница возникла сразу же. Движение Чаепития — значит либертарианцы. Они же адепты свободы, христианства и истинной демократии, предначертанной Отцами-основателями.

В России терминологическое безумие было, мягко говоря, ничуть не меньшим. Если ты выступаешь за расширение прав местного самоуправления — ты либертарианец. Если ты за суды присяжных — то же самое. Весьма и весьма образованные люди у нас в стране, узнав, что я выступаю за отмену 108-й и 114-й статей УК и право граждан на потенциально летальное оружие самообороны, эдак широко улыбались — той самой улыбкой вроде-как-знающего-человека — и говорили: «Да Вы, батенька, я погляжу, либертарианец!...»

О либертарианцах и сторонниках Чайной партии на данном портале спор затевался не раз и не два. Но дело даже не в этом. Однажды мне мой друг и коллега справедливо сказал: «Ты не переоценивай либертарианцев, там всякие люди есть, в том числе и убежденные геи». А одна моя хорошая знакомая и общественная активистка мне рассказывала, в каком она была шоке, когда две женщины, члены одного из наших либертарианских объединений, названных в то время партиями (их, кажется в России 5 или 6, если не 7), сказали ей, как они любят оружие и как ненавидят мужчин… А когда я сказал человеку с философским образованием и весьма высоким постом, что я симпатизирую правым консерваторам, тот аж опешил: «То есть царя вернуть?!».

Отчасти это наша доморощенная неграмотность, элементарное незнание того, что в современном мире означают три термина, которые так часто ставят рядом: «либертарианство», «консерваторы» и «Чайная партия». И, как это часто бывает, сегодня только в Америке можно попытаться найти точный ответ на вопрос. Проблема, однако, осложняется тем, что и среди американских мыслителей нет полного согласия в терминологии и смысловом различении. Вспомним хотя бы вышеупомянутую фигуру Рона Пола.

Collapse )

main

Удивительная речь Бенджамина Карсона

или меритократия против политкорректности
На Terra America - о вызове, брошенном Обаме человеком, который в один день стал более популярен, чем президент США

BenCarson-Award
Оригинал на портале TERRA AMERICA.

Послание Барака Обамы Конгрессу США, кто спорит, было очень ярким. Многие обратили внимание на тот факт, что, несмотря на постоянное повторение слова «двухпартийный», американский президент как будто совершенно не собирался занимать примирительную позицию.

Наоборот, он неоднократно провоцировал своих республиканских оппонентов при поддержке конгрессменов-демократов.

Он очень определенно высказался о дефиците бюджета (если дефицит мешает моим программам — нет мне дела до дефицита), своих образовательных и медицинских программах (что они не работают — так это Конгресс виноват), «зеленой» энергетике (если законов принято не будет, администрация будет действовать через исполнительные акты), иммиграционном законодательстве (как позже стало понятно, и здесь готовится собственный «план Б» Белого Дома), ограничении Второй Поправки и по многим другим вопросам, по которым американское общество расколото.

Так, вообще говоря, не договариваются. Так объявляют войну. Сложно было отделаться от впечатления, что столь откровенное либеральное наступление объяснялось не только и столько тем, что у президента на втором сроке оказались «развязаны руки» — похоже, что Обаму кто-то серьезно разозлил, спровоцировал.

Что ж, казалось так не зря.

Несколькими днями ранее, в четверг 7 февраля на молитвенном завтраке в Белом Доме, перед президентом, его ближайшим окружением и гостями выступил известный врач-нейрохирург, религиозный активист, благотворитель и с недавнего времени автор политических бестселлеров Бен Карсон.

Такой простой и одновременно интеллектуальной отповеди на самом высоком уровне нынешний американский президент точно не получал. И уж точно очень давно не было такого, чтобы речь на молитвенном завтраке немедленно стала общенациональной политической сенсацией.

Сказать, что выступление Карсона произвело эффект разорвавшейся бомбы, — значит не сказать ничего. Даже после главной американской новости месяца — послания президента к Конгрессу — оно продолжает будоражить СМИ и взрывать интернет. Видеоролик с записью речи доктора Бенджамина Карсона собрал на Youtube (в разных заливках) в общей сложности уже более четырех миллионов просмотров, в то время как обращение президента к Конгрессу не собрало и миллиона. О Карсоне пишут, с ним спорят, его поддерживают, с ним снимают интервью главные телекомпании Америки. И поток материалов пока и не думает иссякать.

Fox News озаглавило свой сюжет о его речи «Лекция для Обамы», The Wall Streat Journal отреагировал короткой, но яркой заметкой под названием «Бена Карсона — в президенты!», заголовок колонки в The Christian Post гласил: «Неполиткорректная речь ставит диагноз», ABC News всерьез интересовалась, будет ли Карсон будущим президентом, и затем сутки цитировала его ответ: «Оставим это в руках Господа», а либеральный Examiner назвал произошедшее «позорной ловушкой правых».

Как бы то ни было, нельзя не согласиться со вчерашней статьей в Chicago TribuneБен Карсон «впрыгнул» на политическую арену.

Что же такого сказал собирающийся в отставку чернокожий нейрохирург и писатель?

Доктор Карсон начал свою речь цитатами из Библии — книги Притчей Соломоновых и Паралипоменона. Пять цитат. Пять терминов светились сквозь них, задавая каркас будущей ажурной конструкции речи: знание, суждение, понимание, обновление и процветание.

Screen-Shot2Следом в ход пошли шутки, изрядно повеселившие аудиторию, а вот потом… Я видел, как продолжала растерянно улыбаться Мишель Обама, и как изменился в лице ее муж.

Изящно, как уверенный в себе фехтовальщик, Карсон нанес несколько смертельных уколов либеральным медиа и политкорректности, которую он пренебрежительно называл сокращенно — «пи-си» (PC)[1].

Так вот, мир «пи-си», согласно врачу, ставшему политиком, заставил людей отказаться от высказывания собственных мыслей, превратил мир в диктатуру обыденности и посредственности, уравнял бездарность и гений, лишил людей уважения друг к другу, заменил это уважение обтекаемыми фразами и подвергнул искренность чувств либеральной цензуре.

«Мы достигли такой точки, — говорил Карсон, — когда люди боятся говорить то, что хотят, поскольку это может кого-то оскорбить. Люди боятся сказать “С Рождеством” во время Рождества. Не важно, кому это говорить — иудею или человеку другой религии. Это же приветствие, доброжелательное выражение доброй воли! Надо эту “чувствительность” преодолевать. Она не дает людям говорить то, что они думают».
И далее: «Я никого не хочу обидеть. Но пи-си опасна. Потому что главными принципами этой страны всегда были свобода мысли и свобода их выражения. А пи-си затыкает людям рот, надевает им намордник. Она не дает людям обсуждать важные вещи в то самое время, когда сама ткань общества меняется. Нельзя поддаваться на этот трюк! Мы должны начать говорить о вещах, которые действительно важны».


Видимо, так доктор Карсон заранее извинился за то, с какой критикой он обрушится на все ключевые политические инициативы хозяина мероприятия, на всю левую повестку в целом.

Система образования страдает множеством недостатков, налогообложение тоже никуда не годится, система здравоохранения больна и порождает как в богатых, так и в бедных лицемерие и безответственность, и вообще американцы наблюдают «моральное разложение нации».

Что касается образования, то Карсон пояснил положение в этой сфере примером из своего бестселлера «Прекрасная Америка»[2], в которой есть специальная главка, в которой собраны экзаменационные тесты 1830-х годов для выпускников 6-го класса. «Попробуйте пройти их! — сказал оратор. — Уверяю вас, большинство выпускников колледжей не справятся с этими тестами!».

Проблема тут, по мнению Карсона, не только в уровне образованности — этот уровень критически важен для американского государства: «Наша нация была спроектирована для хорошо информированного и образованного населения. Когда люди становятся менее информированными, они становятся уязвимы. И с ними вся система». Что происходит сейчас: «Сейчас, в информационную эру, эру технологий 30% людей, поступивших в ВУЗ, его не заканчивают, а 44%, начавших 4-летнюю программу колледжа, за 4 года ее так и не заканчивают».
Далее спикер рассказал о собственном фонде Carson Scholar, поощряющем одаренных школьников и студентов по всей стране. Фактически Карсон призвал к распространению его системы на всю страну — учить всех, но отбирать лучших, ибо «только лучшие могут поправить ситуацию».

Обамовской реформе здравоохранения также досталось. Вместо того, чтобы «кормить бюрократов», Карсон предложил систему личного самофинансирования медицинских расходов, а также адресную помощь малоимущим со стороны финансово благополучных граждан. Но каждый управляет своим медицинским счетом сам — именно так, по мнению спикера, и только так можно добиться от людей ответственного отношения к здравоохранению, да и к здоровью вообще.
Повышение налогов на богатых и вообще прогрессивную систему налогообложения доктор Карсон назвал неразумной:

«Когда я беру в руки Библию, что я вижу? Я вижу, что самый справедливый индивид в мире — Господь — дал нам систему. Это десятина. Я не говорю, что это обязательно должно быть ровно 10%, но принцип в этом… Система должна быть пропорциональной. Заработал 10 миллиардов — гони миллиард, заработал 10 долларов — гони доллар… А сейчас многие говорят, что это несправедливо, потому что тому, кто заработал миллиард, сделали недостаточно больно. Но где это сказано, что надо делать больно парню, заработавшему 10 миллиардов? Он уже внес в общий кошелек миллиард. Зачем делать ему больно?»

Ну и, разумеется, дефицит бюджета и государственный долг. Долг США столь велик, что, по словам Карсона, даже чтобы посчитать до цифры долга, понадобится 507 тысяч лет.

Речь доктора была приправлена притчами, историческими реминисценциями и анекдотами. Карсон напомнил об американской войне 1812 года, рассказал анекдот про линкор и маяк (который мы знаем в изложении Михаила Задорнова)[3], сравнил меры Обамы во время кризиса с родителями, поощряющими только ленивых детей… И закончив речь словами «благослови вас Бог», сошел со трибуны и вошел в историю.

Разумеется, можно сказать, что обращать внимание на слова врача-нейрохирурга по сложным вопросам экономики и социальной политики не стоит. Что он может знать! Все это, мол, популизм. Что же, на это Карсон ответил в своей речи, заранее отметая обвинения в политическом и экономическом дилетантизме:


«Ну и что, что я врач? У меня есть для вас новость. Пять врачей подписали Декларацию независимости. Врачи участвовали в написании Конституции, Билля о правах, всего, что мы знаем. Да, в последние десятилетия, мы отошли от этих дел. Думаю, это ошибка. Нам нужны врачи, ученые, инженеры, чтобы они участвовали в правительстве, а не только юристы… Ничего лично не имею против юристов, но чему их учат? Победить оппонента не мытьем, так катаньем? От этого пора избавляться. Не побеждать надо, а решать проблемы».

Так что есть левый популизм, а есть правый. И со всем тем меритократическим и даже технократическим дискурсом и прославлением XVIII и XIX веков Карсон, разумеется, является правым популистом. Но, с другой стороны, раз левые имеют право на простое изложение своих обладающих популярностью идей, почему тем же приемом не воспользоваться правым? Пожалуй, единственная страна в мире, где этот прием сегодня пройдет, это Америка.

И если, как говорят левые, «наивные капиталистические рецепты» хороши для XIX века, но не работают сегодня, то, может быть, дело не в негодности рецептов, а в том, что Карсон назвал «моральным разложением», а также в упорном желании отказаться от серьезного разговора по существу под прикрытием академической мины и политкорректности?
Ну а закончить бы я хотел также цитатой из доктора Карсона:


«Каков символ нашей нации? Верно, орел… А почему этот орел может лететь? Лететь высоко, лететь вперед? Потому что у него есть два крыла — правое и левое».

На какое крыло встанет американский орел через 4 года, сказать трудно, но 7 февраля показало, что правое крыло в Соединенных Штатах сбрасывать со счетов не стоит. Лайк на Youtube — это конечно же не избирательный бюллетень, но невероятная популярность речи Бенджамина Карсона показывает, что политкорректность и либеральные ценности много кому не по нраву.
По сути дела, неожиданный поворот на завтраке в Белом Доме можно рассматривать как своего рода тест — что если перестать быть политкорректным, что если говорить людям простые, пусть и нелицеприятные вещи, что если даже в налоговой политике ссылаться на Бога? Судя по прессе и интернету, это может сработать.

НУ И ВИДЕО НА ДЕСЕРТ:

main

Невинность анатомии

В "Известиях" - о плясках вокруг Удальцова, которые совершенно точно не пойдут на пользу
НТВ
Оригинал на http://izvestia.ru/news/537135

Фильм «Невинность мусульман», о качестве которого любой здравомыслящий человек даже говорить не будет, фактически устроил кризис в мировом масштабе. События вокруг Pussy Riot и «часов патриарха» стоили нам внутреннего, национального кризиса, который по большей части состоял в обсуждении ложных проблем и противопоставлении православия демократии. Фильм «Анатомия протеста-2» грозит нам не менее серьезным кризисом.

К президенту Белоруссии Лукашенко, бывшему мэру Москвы Лужкову, уличному протесту в столице и его лидерам можно относиться как угодно, но серия «разоблачительных» фильмов канала НТВ не может не вызвать чувства брезгливости. Рецепт создания такого рода «продуктов» прост — на видеоряд накладывается нарратив, который, по замыслу создателей, свяжет показанное со сказанным. Такого рода фокусы известны со времен создания телеящика. Если, к примеру, на фоне сентябрьского парада Победы в 1945 году в Берлине, который был общим для русских, американцев, французов и англичан, говорить о том, что Европа наконец освобождена, то зритель непременно отметит участие Советского Союза в Победе, но если показать только строй русских танков ИС-3 и говорить об агрессивности сталинского СССР, который угрожает всему миру, — тогда совсем другое дело. Тогда и начинается телефейк.

В приведенном примере нельзя показывать дружелюбие, которое царило в 1945-м на трибуне, но обязательно необходимо говорить о зле, исходящем от Советской России, показывая кадры хмурого Жукова или Конева, а также курящего трубку Сталина, который, разумеется, в кадре будет присутствовать с хитрым прищуром, а нарратор будет говорить о планах СССР захватить не только всю Европу, но и всю Землю, Луну и Марс. Именно так все это и делается. Именно это и называется пропагандой. И, к сожалению, именно этому и верят люди.

Первый фильм «Анатомия протеста» был в точности таким. Так его и оценили — с усмешкой, профессиональным цеховым пониманием и «прозрением» целевой аудитории. Было также и возмущение бессовестной пропагандой. Ровно так — бессовестной, поскольку можно сколь угодно показывать Немцова на выходе из посольства США (по мне, так лучше он бы там и остался), но нельзя говорить, что все митингующие вышли на улицы, потому что им заплатили американскими деньгами. Оскорбляя граждан, сложно добиться их лояльности, как ни крути.

И вот официальная риторика резко пошла влево, главными союзниками избранной власти стали рабочие «Уралвагонзавода», учителя, врачи и вообще все бюджетники. Еще пять — семь лет назад за власть готов был «вписаться» наш не до конца сформировавшийся средний класс, но дела у него пошли плохо, во многом не без «помощи» этой самой власти. И он вышел на площади. Казалось бы, с ним известно как бороться. Надо объявить, что это зажравшиеся москвичи, люди, приходящие к Немцову и Каспарову, живущим на деньги американского Госдепа... Против них надо выставить рабочих, учителей, военных...

Очень долго раскручивавшийся Кургинян с его «новым красным проектом» по идее должен был сыграть именно эту роль — противопоставить обитателям московских кофеен с наличием Wi-Fi ту самую «реальную Россию» рабочих и крестьян. И Кургинян не был исключением. Левый популизм казался спасением.

И вот вдруг появляется «команданте» Удальцов в своих черных очках, со своими левыми лозунгами, со своей брутальной харизмой, с разгневанными студентами из регионов и «образовательной колонной» на последнем «Марше миллионов». Уже не кумир «пингвинов», «хомячков» и офисного пролетариата Алексей Навальный, а Сергей Удальцов, кумир студенчества и пролетариата самого настоящего, становится главной фигурой протеста.

Давайте будем честными друг с другом. Если Сергей Удальцов и правда замышлял госпереворот, точнее (давайте по УК!), призывал к насильственному свержению власти, совершал действия или выступал с призывами, направленными на незаконное свержение (или удержание) власти, готовил вооруженный мятеж, то его надо задерживать и судить. Если нет — сам Удальцов имеет право подать в суд.

Вторая часть фильма «Анатомия протеста» отличается от первой и предыдущих сомнительных лент тем, что там якобы представлено вещественное доказательство в виде оперативной видеозаписи. Ее качество весьма сомнительно, тем более, что с человеком, похожим на Удальцова (большую часть записи его вообще не видно), разговаривает некто, на мой взгляд, совсем непохожий на Гиви Таргамадзе, который, по сообщению целого ряда СМИ, вчера бежал из Грузии после состоявшихся там парламентских выборов, а стало быть, потерял значительную часть своего влияния.

Кто снимал это видео? Агент ГРУ или ФСБ? Тогда почему оно сначала оказалось на центральном телеканале? Видео снял корреспондент НТВ, внедрившийся в антироссийский заговор? Тогда непонятно, почему в конце фильма только сомневающимся в подлинности записи предлагается посмотреть ее полную версию, а не следственным органам? Фильм вышел, «эксклюзив получен», теперь надо отдать запись в ФСБ или СК... Так и следствие колеблется тоже! Сначала хочет получить видео в качестве доказательства, потом намеревается проверить его подлинность.

Но главная проблема, разумеется, не в этом. Даже если выяснится, что Сергей Удальцов — агент иностранных разведок, имеет дело с сепаратистами, националистами, ворами в законе и пацанами, которые не дураки подраться, то наступать все равно придется на левый фланг. Каким бы «подкупленным» ни был Удальцов, он олицетворяет собой левое движение в России.

А левые верования в стране, до сих пор страдающей от травмы, полученной при крушении СССР, представляют собой своего рода религию. Когда авторы фильма спрашивают «что общего может быть у националистов и лидеров профсоюзов», то ответить можно именно так — религия. И с ней надо себя вести аккуратно. Возможно, именно поэтому проверенная системная оппозиция в лице КПРФ заявила, что фильм — подделка.

Что ж, фильм вышел, кризис разразился. Остается надеяться, что в ходе его разрешения у нас хватит мудрости избавиться наконец от постсоветской травмы и ясно формулировать политику как власти, так и оппозиции, перестать путать либеральное и правое, левое и националистическое, центристское и «мы представляем всех».

main

Партия Джерри Фалуэлла

Как "Моральное большинство" переформатировало Республиканскую партию США

Полная версия на TERRA AMERICA.

Движение «Моральное большинство» не только помогло Рональду Рейгану взойти на политический Олимп, но и сформировало устойчивую и очень влиятельную фракцию социальных консерваторов в Республиканской партии. Фракция эта и поныне «правит бал» в стане «слонов», несмотря на естественное стремление кандидатов обеих партий быть поумереннее. Когда сегодня мы наблюдаем культурные войны в ходе предвыборной гонки в США, мы убеждаемся в правоте основателя движения Джерри Фалуэлла, который, официально распуская организацию в 1989 году, сказал, что его «миссия выполнена». Действительно – христианские консерваторы надежно окопались в лагере республиканцев, а основанный Фалуэллом право-консервативный Университет Свободы (Liberty University) стал обязательным местом для предвыборных речей кандидатов в президенты от этой партии.

Сегодня быть серьезной политической фигурой от республиканцев и не дружить с наследием «Морального большинства» практически невозможно.

Разумеется, не такое «моральное большинство» имели в виду отечественные сочинители политических конструктов, им ведь потребовалось, чтобы это большинство еще и молчало… Американские «моралисты» были движением снизу и в течение всего одного десятилетия они полностью перепрограммировали одну из партий, при этом предельно обострив культурную войну.

Возможно, именно поэтому никто из окружения Рейгана так и не остался в дальнейшем в высокой политике – «призрак Джерри Фалуэлла» заменил их всех.